Эпидемия потницы в англии

Английское происхождение потницы

Сегодня лечение потницы, как правило, не доставляет особых трудностей и уже спустя день или неделю лечения на коже уже даже не останется следов неприятного недуга.

Как правило, «современная» потница беспокоит чаще всего маленьких детей, у которых еще не развиты и не полноценно функционируют потовые железы.

Оглавление:

Чего нельзя сказать о проявлении данного заболевания в средние века в Англии, когда люди впервые с ужасом и страхом заговорили о данной болезни. А каких неприятностей доставляла болезнь потницы в средние века? С чем связано ее возникновение? Для того, что бы выяснить это, необходимо заглянуть в историю.

Эпидемия английского пота

В средневековье английская потница имела название английская потливая горячка и обозначала инфекционное заболевание с неясным генезисом. Особенность болезни — высокий уровень смертности среди населения. Следует отметить, что жители Англии страдали от заболевания, начиная с 1485 по 1551 года.

Как свидетельствуют источники, потница в англии имела не английское происхождение, так как началась с приходом к правительству династии Тюдоров. Летом 1485 года Генрих Тюдор и граф Ричмонд (жившие в Британии) высадились в Уэльсе, победили Ричарда третьего в борьбе при Босворте, после чего Тюдор стал королем Генрихом VII. Его войско состояло из французский и британских наемников, по следам которых шла болезнь.

Впервые болезнь засвидетельствовали в Англии в период между высадкой и битвой, а именно с 7 по 22 августа 1485 года. Англия потница эпидемия, уже спустя один месяц (с сентября по октябрь) она «забрала» несколько тысяч людей, после чего затихла.

Такое начало правления короля Генриха люди воспринимали, как дурное предзнаменование и говорили о том, что ему суждено править в муках. Далее болезнь потница в средневековье прогрессировала в7 годах и забрала половину населения страны, распространилась и на континенты в Кале и Антверпен, где вспыхнула в виде локального поражения.

Спустя 11 лет (1528 г.) эпидемия пота в Англии вспыхнула в четвертый раз. В этот период лихорадило всю страну, король распустил двор и покинул столицу. Болезнь века распространялась, сначала перекинувшись на Гамбург, затем Швейцарию, Рим, Польшу, Великое княжество Литовское, Новгород, Норвегию и Швейцарию.

Как правило, в этих странах эпидемия длилась не более двух недель. К концу 1528 она исчезла везде, исключением стала Швейцария, где она «овладела» до следующего года. «Нетронутыми» остались Италия и Франция.

В последний раз вспышку английского пота зафиксировали в 1551 году.

Первые симптомы потницы и течение заболевания

Потница в средневековой Англии начиналась сильным ознобом, что сопровождалось головными болями и головокружением, позже, возникала жесткая боль в шее, плечах и конечностях. Спустя три часа у человека возникала сильная горячка, выступало огромнейшее количество пота, его беспокоило ощущение жажды, учащение пульса, резкие боли в сердце, отмечался бред. Характерных высыпаний на коже не возникало. Если, еще спустя два часа человек не умирал, на его теле появлялась сыпь. Изначально она поражала область шеи, груди, после чего распространялась по всему телу.

Характер сыпи – кореподобная, скарлатиноподобная или геморрагическая, поверх которой образовывались прозрачные пузырьки с жидкостью, которые, в дальнейшем, подсыхали и на их месте оставалось легкое шелушение кожных покровов. Главный и самый опасный признак болезни потницы в средние века – сонливость, так как считалось, что если дать больному уснуть, он уже больше не проснется.

Если же человеку удавалось выжить, температура спадала и к концу недели, он был здоровым.

Редко, кому удавалось выжить от проявления заболевания, но, если человек заболевал во второй раз, ему уже было не суждено выжить, так как иммунная система после первого приступа уже не восстанавливалась. Как правило, из 100 инфицированных выживало не более двух-трех человек. Самым интересным остается то, что потница в Англии, как заболевание века после 1551 года больше не диагностировалась.

Считалось, что вылечить больного можно, если заставить его потеть еще больше. Но, как правило, от такого лечения человек умирал гораздо быстрее.

Что провоцировало потницу в средневековье?

Несмотря на то, что потница в средневековье была достаточно распространенной проблемой, но все же, даже до сегодня причины болезни века остаются загадочными. Томас Мор (английский писатель, мыслитель, гуманист) и его потомки считали, что в Англии потница возникла как следствие грязи и наличия определенных вредных веществ и иных небезопасных компонентов в природе.

В некоторых источниках можно найти упоминания о том, что болезнь пота отождествляли с возвратным тифом, распространителями которого являлись вши и клещи, но при этом каких-либо упоминаний о наличии характерных укусов и их следов (раздражения) нет.

Иные источники, говорят о том, что болезнь среднего века в Англии возникла из-за хантавируса, который вызывает легочный синдром, геморрагическую лихорадку. Но, особенность в том, что он крайне редко передается, именно поэтому данная идентификация не является общепризнанной.

Некоторые источники говорят, что проявление потницы в те времена, являлось одной из форм гриппа, но большинство ученных к данному утверждению относится критически.

Выдвигается теория о том, что такая форма потницы — дело рук человека и является следствием испытания первого бактериологического оружия, которое имело направленное действие.

Пострадавшие от вспышек заболевания

Некоторые источники утверждают о том, что основная масса умерших от болезни века — здоровые мужчины, проживавшие на территории Лондона и Англии в целом. Реже заражались женщины, дети и старики. Инкубационный период составлял от 24 до 48 часов, после чего возникали первые симптомы. Как правило, уже за последующих несколько часов человек либо умирал или выживал (это было известно за 24 часа). Важно отметить и то, что среди жертв были и высокопоставленные люди, а именно два лорда – мэры Лондона, три шерифа и шесть олдерменов (вспышка 1485 года).

Пострадала, также, королевская семья короля Тюдора. Считается, что от «пота века» погибли Артур и принц Уэльский, и старший сын короля (вспышка 1502 года). В 1528 году была инфицирована жена Генриха, Анна Болейн, но они выздоровела и сумела пережить эпидемию века.

Вспышка 1551 года забрала мальчиков 16 и 14 лет Генри и Чарльза Брэндонов, которые являлись детьми дочери Генриха Марии Тюдор и Чарльза Брэндона.

Можно найти много описаний данной болезни века в литературе.

Источник: http://gidroz.ru/potnica/potnica-v-srednie-veka.html

«Английский пот» — загадочная болезнь средневековья

«Английский пот«, «потливая горячка«, «потливая лихорадка» — так называют самую загадочную болезнь 16 века, которая унесла немало жизней. Что думают о причинах ее возникновения современные ученые?

Чуму, от которой вымирало 60% населения средневековой Европы, называли «черной смертью». Возбудителя этой болезни, в конце концов, нашли, но так и не смогли обнаружить причину еще одного страшного заболевания – «потливой лихорадки».

История потливой горячки

Эту загадочную болезнь также называли «Английским потом», так как ее вспышки наблюдались, в основном, в Англии. Она не выкашивала, как чума, целые города и деревни, но боялись ее не меньше, так как заразившиеся люди умирали в течение 24 часов.

Заболевание начиналось с внезапной лихорадки, рвоты, сильных болей в шее, плечах и животе. Озноб сопровождался обильным потоотделением, слабостью, мучительной одышкой и учащенным пульсом. Человек «таял» на глазах, и вскоре наступала смерть.

Первая вспышка болезни была связана с переворотом, который в 1485 году устроил Генрих Тюдор против Ричарда III. Французские наемники Генриха в 1480 году участвовали в компании против Османской империи на Родосе, и оттуда могли принести болезнь в Англию. «Потливая горячка» неотступно следовала за Генрихом и за 6 недель убила в Лондонечеловек.

В 1528 году во время очередной вспышки умерли 2000 человек, а затем лихорадка перекочевала на кораблях в Германию. В Гамбурге в течение месяца погибло более тысячи человек, в Данциге – 3000, и вскоре болезнь стала распространяться вдоль Балтийского побережья. Это была самая большая эпидемия «потливой лихорадки», хотя в документах зафиксирована еще одна вспышка в 1551 году.

Средневековые врачи пытались понять причины болезни. Томас Форрестер в 1485 году и Джон Киз в 1552 году посвятили много времени изучению «английской потливой горячки», но так и не смогли выявить возбудителя.

Исследования заболевания «Английский пот»

В наше время некоторые исследователи склоняются к выводу, что смертельную болезнь мог вызывать хантавирус. Он передается мышами-полевками и крысами, которые сами не болеют, но заражают людей. Заражение происходит через вдыхание испарений от мочи или фекалий грызунов. Единственный случай передачи хантавируса от человека к человеку зафиксирован в Аргентине в 1996 году.

Симптомы «английского пота» похожи на хантавирусный легочный синдром – тяжелое заболевание, которое практически не лечится. Вспышки легочного синдрома происходят и в наше время: в США в 1993 году погибли 10 человек, летом 2012 года заболели несколько посетителей Национального парка в Калифорнии (трое из них умерли).

Если предположить, что хантавирус является главным виновником «потливой лихорадки» и попал в Евразию из Америки, то возникает резонный вопрос: как объяснить то, что эпидемия «английского пота» началась за несколько лет до открытия Нового Света? К тому же, европейский тип хантавируса вызывает геморрагическую лихорадку с почечным синдромом, при которой нет чрезмерного потоотделения. Ученые думают, что могло произойти слияние двух вирусов, в результате чего легочный синдром стал сопровождаться потливостью.

Споры сибирской язвы

Микробиолог Эдуард Мак-Свиэган считает, что потенциальным виновником «потливой лихорадки» является возбудитель сибирской язвы. У жертв биотерроризма в 2001 году наблюдались весьма похожие симптомы – внезапное обильное потоотделение и сильная усталость.

В зависимости от того, каким образом споры бактерий сибирской язвы попадают от животных к человеку, развивается определенная форма заболевания:

Возможно, доктор Джон Киз в 1551 году наблюдал только легочную или кишечную форму сибирской язвы, а Форрестер в 1485 году столкнулся с кожной формой, так как видел черные пятна на теле некоторых пострадавших людей.

Мак-Свиэган считает, что спорами сибирской язвы заражались при обработке шерсти животных, и если провести эксгумацию тел погибших, вполне вероятно, что эти споры будут найдены.

Климатические факторы

Многих ученых заинтересовал тот факт, что первые вспышки «потливой горячки» совпали по времени с началом периода похолодания, вызванного серией вулканических извержений в Индонезии. Исследователь

Пол Хейман обнаружил, что болезнь распространялась в годы наводнений, а также в периоды резкого увеличения численности грызунов. Вероятно, эпидемии возникали в результате стечения многих обстоятельств.

После вспышки в 1551 году «английская потливая горячка» бесследно исчезла. Трудно сказать, можем ли мы сегодня столкнуться с этой болезнью. В мире регулярно появляются неизвестные вирусы, поэтому исключать такую возможность нельзя.

Источник: http://fito-store.ru/anglijskij-pot.html

Info-Farm.RU

Фармацевтика, медицина, биология

Английский потница

Английский потница (лат. Sudor anglicus, англ. Sweating sickness) — инфекционная болезнь неясного генеза с крайне высоким показателем летальности, что несколько раз вспыхивала в Европе (прежде всего в тюдоровскими Англии) между 1485 игодами. Сейчас не существует в естественных условиях.

Эпидемии

Английский потница имела, вероятно, неанглийское происхождения и пришла в Англию вместе с династией Тюдоров. В августе 1485 Генри Тюдор, граф Ричмонд, который жил в Бретани, высадился в Уэльсе, одержал победу в битве под Босворт над Ричардом III, вступил в Лондон и стал королем Генрихом VII. По его войском, состоящее в основном из французских и бретонских наемников, вслед шла болезнь. За две недели между высадкой Генриха 7 августа и битвой под Босворт 22 августа она уже успела проявиться. В Лондоне за месяц (сентябрь — октябрь) через нее умерло несколько тысяч человек. Затем эпидемия затихла. Народ воспринимал ее как плохой знак для Генриха VII: «ему суждено править в муках, знаком назад была потливых болезнь в начале его правления».

В 1492 году болезнь пришла в Ирландию как английский чума (ирл. Pláigh allais), хотя ряд исследователей утверждает (ссылаясь на отсутствие свидетельств о пот как симптом в источниках), что это был тиф.

В 1507 игодах болезнь вспыхивала снова по всей стране: в университетских Оксфорде и Кембридже умерла половина населения. Около этого времени английский потница проникает и на континент, в Кале (тогда еще английское владение) и Антверпен, но пока это были только локальные вспышки.

В мае 1528 болезнь оказалась в Лондоне в четвертый раз и свирепствовала по всей стране; король Генрих VIII был вынужден распустить двор и оставить столицу, часто меняя резиденцию. На этот раз болезнь серьезно перевернулась на континент, появившись сначала в Гамбурге, затем дошла на юг в Швейцарию, а через всю Священную Римскую империю на восток в Польшу, Великого княжества Литовского и Великого княжества Московского (Новгород), а на север в Норвегию и Швеции. Обычно, всюду эпидемия продолжалась не более двух недель. Францию ​​и Италию болезнь не затронула. К концу года она исчезла везде, кроме востока Швейцарии, где держалась до следующего года.

Последняя вспышка был в Англии 1551. Известный врач Джон Киз (латинизував свою фамилию Keys на Caius — Гай) как свидетель описал его в особой книге: A Boke or Counseill Against the Disease Commonly Called the Sweate, or Sweatyng Sicknesse.

В XVIII-XIX веках во Франции появлялась подобная болезнь, известная как «пикардийская потница», но это была уже другая болезнь, поскольку, в отличие от английского потницы, сопровождалась сыпью.

Высокопоставленные жертвы

Среди жертв первой вспышки 1485 было двое лорд-мэров Лондона, шесть олдермен и трое шерифов.

Несколько раз болезнь поражала людей, близких к королевской семье Тюдоров. Возможно, из-за нее умер Артур, принц Уэльский, старший сын Генриха VII, в 1502 году. Считается, что будущая (на тот момент) жена Генриха VIII Анна Болейн пережила «английский потницу» и выздоровела во время эпидемии 1528.

Во время последней вспышки летом 1551 от нее умерли 16-летний и 14-летний мальчики, Генри и Чарльз Брэндон, дети Чарльза Брэндона, 1-го герцога Саффолка, который вторым браком был женат на дочери Генриха VII и сестрой Генриха VIII Марией Тюдор ( они были рождены не от нее, а от брака с Кэтрин Вилловби). При этом Чарльз Брэндон-младший, переживший старшего брата в час, в течение этого часа был пером (3-м герцогом Саффолком).

Клинические проявления

Болезнь начиналась с сильного озноба, головокружения и головной боли, а также сильные боли в шее, плечах и конечностях. После трех часов этой стадии начиналась лихорадка и сверхсильный пот, жажда, учащение пульса, бред, боль в сердце. Никаких высыпаний на коже при этом не было. Характерным признаком болезни была сильная сонливость, часто предшествовала наступлению смерти после изнурительного пота считалось, что если человеку дать заснуть, то она уже не проснется.

Однажды переболев потливых горячку, человек не производила иммунитет и могла умереть от следующего приступа.

Причины

Причины «английского пота» остаются загадочными. Современники (в том числе Томас Мор) и ближайшие потомки связывали ее с грязью и какими вредными веществами в природе. Иногда ее отождествляют с возвратным тифом, который разносят клещи и вши, но источники не упоминают о характерные следы укусов насекомых и раздражения, при этом возникает. Другие авторы считали болезнь родственным хантавирус, что вызывает геморрагические лихорадки и легочный синдром, близкий к «английского пота», однако он редко передается от человека к человеку, и такая идентификация также не является общепризнанной.

Источник: http://info-farm.ru/alphabet_index/a/anglijjskijj-potnica.html

Смертоносная потница в средневековой Англии

Средневековая болезнь потница была распространена на территории нынешнего Соединенного королевства практически столетие. Ужасающая болезнь, которая именовалась ранее потливой горячкой, обуславливала большую долю высокой смертности в средневековье.

История эпидемии потницы в Англии 16 в.

Эпидемия потницы в Англии редко выходила за границы государства, затрагивая Шотландию и Уэльс. Тем не менее, патология не имеет чисто английских корней. Различные источники описывают ее первые эпизоды в жарких и засушливых странах. Потница в Англии при Генрихе 8 возникла впервые, что стало плохим предзнаменованием начала династии Тюдоров.

Огненно-рыжий Генрих Тюдор после победы над Ричардом Третьим появился в Англии с войском французских легионеров, которых винят в распространении многих заболеваний. С появления Генриха в Лондоне прошло не более двух недель, а новая средневековая болезнь, получившая название «потливая горячка», все больше прогрессировала и уносила все больше жизней. Первый эпидемический эпизод смертельно поразил несколько тысяч человек, не щадя ни детей, ни стариков.

Несмотря на то, что потница в средневековье была не единственной болезнью с масштабами эпидемии, смерть от нее была мучительной и страшной.

Потница в 16 веке в Англии, возникшая с приходом к власти Генриха, сулила ему правление в муках. Вспышки возникали еще не один раз и порой затрагивали королевскую семью.

Потница в 16 веке в Англии, возникшая с приходом к власти Генриха, сулила ему правление в муках

Средневековые предположения

Выдвигается несколько предположений, почему распространилась потница в средневековой Англии именно в это время и на этой территории. Очевидцы тех времен останавливались на следующей этиологии:

  1. Многие считают, что английская горячка напрямую имела взаимосвязь с грязным воздухом промышленного города с большим содержанием отравляющих веществ.
  2. Другая версия учёных мужей того времени касалась вшей и клещей, которые могли распространять инфекцию посредством укусов. Однако характерные следы и вероятное сопутствующее раздражение отмечались редко.
  3. Медицине того времени уже был известен хантавирус, попадание в организм которого вызывало лихорадку с легочным и геморрагическим синдромами. Такая теория осталась предположением, так как подробно изучить механизм передачи возбудителя на тот момент не представлялось возможным.

Возможности медицины того времени не позволяли изучить этиологические причины и патогенез заболевания досконально. Врачи пытались облегчить мучительную клиническую картину «английского пота», но лекарственные средства и терапевтические мероприятия были не такими, в которых нуждались больные.

На данный момент, если в своей клинической практике врач диагностирует потницу, ее лечение обычно не составляет трудностей. Возникает заболевание обычно у младенцев и детей, функциональность потовых желез которых еще не наладилась в соответствии с окружающей средой. Всего несколько дней необходимо, чтобы больной и его родители или близкие родственники забыли о недуге.

Сегодня, если врач диагностирует потницу, ее лечение обычно не составляет трудностей

Современная этиология

Ученые медицинского профиля нового времени сформировали несколько своих мнений насчет того, почему данный патологический процесс в Англии носил эпидемический характер:

  1. Самая распространенная версия говорит, что характерная потливость в средние века была одной из форм гриппа. Однако подробное изучение заболевания по историческим описаниям в последнее время позволило раскритиковать это предположение.
  2. Английская потница расценивается также как оружие массового уничтожения, созданное человеком. Первые попытки создать биологическое оружие датируются несколько позже средневековья, что имело официальное регистрирование. Но возможно и подпольное проведение исследований на этот счет, которые «остались за кадром».
  3. Заболевание в 16 веке в Англии могло распространиться ввиду того, что население любой страны на тот момент не имело современные гигиенические привычки. Люди просто не имели представление о важности очищения кожи, зубов и волос.
  4. Переменчивая погода на территории страны заставляла людей тепло одеваться даже в летнее время. Манеры того времени не позволяли снимать одежду вне дома, и горожане вынуждены были потеть в своих роскошных нарядах. Версия подтверждается тем, что потница в средние века регистрировалась преимущественно у зажиточного населения.
  5. Почему возникла именно в этой местности английская потница, википедия винит злоупотребление алкоголем, а именно излюбленным англичанами элем.

Наиболее современная теория представляет собой синтезированные или смешанные представления об этиологии этого заболевания.

Симптомокомплекс заболевания

Английская потница начиналась остро с такими симптомами:

  1. Выраженный озноб начинался резко и независимо от температуры окружающей среды.
  2. На смену эпизодам легкого головокружения приходит интенсивная головная боль, распространяющаяся на шею и верхний плечевой пояс.
  3. За считанные часы больной выделял огромное количество пота с неутолимой жаждой, учащенным сердцебиением, бредовым состоянием.
  4. Если сердце человека смогло выдержать такую атаку, через некоторое время приходили кожные высыпания. Они также охватывали сначала голову, затем переходили на шею, плечи и все тело.

Сыпь была не однотипной, и врачеватели того времени выделяли два ее вида:

  • кореподобные высыпания представляли собой гиперемированные шелушащиеся пятна;
  • гемморагическая сыпь на месте папул образует пузыри, которые после вскрытия кровоточат и воспаляются;

Этот патологический процесс имел и наиболее опасный признак – тяготу ко сну. Считалось, что если дать больному уснуть, пробудить его уже будет невозможно.

Английская потница начиналась остро

Выраженность симптомов могла наблюдаться до семи дней. Если больному удавалось выжить, он быстро выздоравливал. Долго заживали лишь вскрытые пузыри на коже, инфекция к которым могла присоединиться вторично, что побуждало новые мучения от открытых кровоточащих язв.

Потницу в Англии 16 век пережил трижды, что значительно ударило по количеству населения могущественной на тот момент державы.

Если заболевание возникало повторно, оно уже неминуемо несло летальный исход. Болезнь эпидемического характера уже при первой вспышке подрывала иммунитет, который не мог справиться с новой атакой. По статистическим данным, только 1% заболевших опасным на тот момент заболеванием выживал и возвращался к полноценной жизни.

Осложнения заболевания

В основном благодаря огромному количеству летальных исходов английская горячка прославилась в средние века. Полное выздоровление после истощающей болезни наблюдалось крайне редко, возникали следующие ее осложнения:

  1. Фурункулез не был редкостью в средневековье ввиду низких гигиенических норм. Осложненная фурункулезом потница в Англии 16 века приводила к неминуемой смерти больных. Воспалительные образования уродовали внешний вид, формировали свищи, истощали и убивали.
  2. Английская потница, как указывает википедия, приводила к расстройствам неврогенного характера. Переживший эпизод болезни гарантированно испытывал различные невриты и фантомные остаточные боли по ходу центральных нервов. Страдала также координация движений, чувствительное проведение, речевая деятельность.

Потница в Англии сделала 16 век судьбоносным для английского населения, не способного на тот момент ей противостоять. Само заболевание и его осложнения вспыхивали трижды за это столетие.

Средневековая терапия

Такую массовую гибель потница в средневековой Англии несла не только благодаря полиэтиологичным факторам, но и ввиду некорректного лечения. Практическая медицина не смогла сформироваться как самостоятельное течение между предположениями «ученых мужей» и рецептами народных целителей.

Такая тяжелая болезнь в средние века не могла лечиться эффективно из-за некоторых причин:

  1. Низкое качество продуктов питания. Некачественная обработка и сама технология производства продуктов в средневековье была на сравнительно низком уровне. Еда не содержала необходимых витаминов и нутриентов, чтобы потница в Англии при Генрихе 8 имела барьер для своего развития.
  2. Большая часть населения тяжело работала, что также отражалось на уровне физического здоровья. Не только потницу в средние века википедия отмечает как распространенное заболевание, ведь «подорванный» иммунитет становился прекрасной почвой для возникновения чумы, оспы, чесотки и множества других заболеваний.
  3. Эпидемия потницы в Англии несла с собой представления, что больные должны обязательно пропотеть. Само заболевание несет с собой лихорадочное состояние, которое только усугублялось методами средневекового лечения. Больных укутывали, натирали жиром и разогревающими жидкостями. Потница в средневековой Англии таким образом уносила жизнь больных еще быстрее и массово распространялась.

Современные представления о том, какое лечение должна была получать потница в 16 веке в Англии, принципиально отличны. Уровень современной медицины и социального развития не позволяет носить заболеванию эпидемический характер.

«Знатные больные»

Средневековая потница имела тенденцию поражать преимущественно мужчин. Женщины, дети и представители преклонного возраста болели также, но не так мучительно и массово. Потливая горячка была заболеванием не избирательным по социальному классу. Болели и крестьяне, и горожане, и выходцы королевской семьи, а также их приближенные.

Потница в Англии при Генрихе VIII унесла жизнь множества военнослужащих. Уже первая эпидемия беспощадно лишила жизни несколько шерифов и олдерменов. Представителей королевской семьи также не миновала английская потница: мучительная болезнь не пощадила единственного и долгожданного сына рыжего короля, так мечтавшего о наследнике. Пожалуй, самая отчаянная жена Генриха – Анна Болейн – сумела пережить недуг и была лишена жизни по другой причине. Не позволила потница дожить до коронования и величественному принцу Уэльскому.

Потница в средние века переключилась на последовательниц династии Тюдоров за неимением его мужских представителей. Кровавая Мэри пролила немало слез со смертью двух своих сыновей, в чем повинна именно потливая горячка.

Несколько раз потница в средневековой Англии оставляла бесчисленное количество жертв. Эта болезнь, как и многие в средние века, смутные и далекие, несет множество неизведанных тайн и секретов, которые со временем наверняка откроются человечеству.

Источник: http://gypergidroz.ru/bolezni/potnica/v-srednevekovoj-anglii.html

Смертельная опасность потницы в средневековой Англии

Современная медицина не стоит на месте и в наше время можно вылечиться практически от любой болезни. Однако в эпоху Средневековья медицина была бессильна перед многими даже совсем невинными заболеваниями. Эпидемии уносили десятки тысяч жизней, больше, чем войны и голод. Одним из таких коварных заболеваний была потница. Смерть от потницы была распространенным явлением в Средневековой Англии.

Потница в средневековой Англии сопровождалась высоким уровнем смертности. От эпидемии умерло больше половины населения, в том числе члены королевских династий. Причины возникновения заболевания до сих пор остаются загадкой.

Английская потница

Появление английской потницы зафиксировано в 1485 году. Эпидемия потницы вспыхивала неоднократно в течение 70 лет. Возникновение потницы в Средневековье началось во времена правления Генриха 8, что стало плохим знаком для Тюдоров. С момента появления короля Генриха прошло не больше двух недель, но болезнь под названием потница уже унесла несколько тысяч жизней и продолжала прогрессировать. С приходом к власти династии Тюдоров, потница очень быстро распространилась по территории Англии.

Заболевание потницей в средние века практически не оставляло шансов на выздоровление. Какую же болезнь называли потницей? Какую опасность для человека и угрозу для его жизни она принесла? В средние века потницей называлась болезнь, которая сопровождалась лихорадкой, горячкой. Она относилась к болезням кожи, для которых характерно появление маленьких пузырьков при обильном выделении пота, и обозначала инфекционное заболевание. Болезнь также имела название английская потливая горячка. Население средневековой Англии очень пострадало от этого заболевания. На протяжении 70 лет эпидемия возвращалась в страну 5 раз, унося с собой новые жизни.

Особенность пандемии времен Генриха восьмого была в том, что смерть от болезни потницей была страшной и мучительной. Ходили слухи, что в распространении потницы был виноват Генрих Тюдор и пока правят Тюдоры, болезнь не покинет Англию. В 1528 году эпидемия потницы в Англии вспыхнула с такой силой, что во время очередной сильнейшей лихорадки, Генрих 8 вынужден был распустить двор и уехать из Англии. Вспышки массового заболевания последний раз были зафиксированы в 1551 году.

В средневековой Европе более половины населения вымерло от чумы, которую называли «черной смертью». Причину этой эпидемии нашли, а вот что являлось возбудителем английской потливой лихорадки, так и не смогли установить. Много лет средневековые доктора занимались изучением этого недуга.

Когда и почему началась эпидемия

Больше всего от потницы пострадали города Оксфорд и Кембридж. От болезни умерла половина населения. Отчего же возникла и стремительно распространилась в Англии болезнь 15 и 16 веков, унесшая с собой столько жизней?

Некоторые версии возникновения болезни:

  • грязь и антисанитарные условия в старину были главными источниками заражений и началом возникновения эпидемий. Воздух в Англии в средние века был загрязнен ядовитыми испарениями. Кучи отходов и содержимое ночных горшков выбрасывались через окно. По улицам текли мутные потоки, которые отравляли почву. Вода в колодцах была непригодна к употреблению. Все эти причины провоцировали появление инфекций, в частности, развитие болезни, которую раньше называли потницей;
  • по одной из версий, причина болезни 16 века была в укусах насекомых: клещах и вшах, которые являются разносчиками многих заболеваний не только в Средневековье, но и сейчас;
  • некоторое время считалось, что болезнь Средневековья под названием потница, вызвана хантавирусом, однако это не доказано;
  • есть предположения, что эпидемии могут быть результатами испытаний бактериологического оружия, а также что потница в средневековой Англии является какой-то разновидностью гриппа;
  • одна из причин развития потницы времен правления в Англии Генриха 8— пристрастие англичан к любимому алкогольному напитку элю;
  • предполагают, что виновен Генрих 8, который появился со своим войском французских легионеров, тем самым дав начало распространению болезни века— потнице.

По мнению ученых средних веков, потница возникла из-за сырого климата Англии, из-за манеры тепло одеваться в теплое время года, и даже из-за землетрясений и влияния звезд и планет.

Характерные симптомы потницы

Первые симптомы потницы проявлялись сразу же после заражения. Они начинались с сильнейшей лихорадки, озноба и головокружения. Симптомы потницы сопровождались сильными болями в области головы, шеи, в плечах, руках и ногах. Затем появлялись горячка, бред, учащенное сердцебиение и жажда. У заболевшего выделялось большое количество пота. Если сердце выдерживало такую нагрузку, и больному удавалось выжить, появлялась сыпь на груди и шеи, переходящая на все тело.

Врачи выделили два вида сыпи:

  1. скарлатиноподобная, представляющая собой шелушащиеся пятна;
  2. геморрагическая, с образованием пузырей, кровоточащих при их вскрытии.

Очень опасно было появление сонливости. По этой причине нельзя было больному давать уснуть, так как если больной уснет, он уже никогда не проснется. Как правило, если в течение суток человек оставался жив, то он быстро шел на поправку. Мучения доставляли лишь лопнувшие пузыри на коже.

Лечение заболевания представлялось возможным. Если температура в помещении была умеренная и постоянная, одет был в меру, чтобы не было холодно или жарко, его шансы на выздоровление увеличивались. Мнение о необходимости пропотеть было ошибочным, этот метод способствовал скорейшей смерти.

Против этого заболевания иммунитет не вырабатывался. Больной, который имел возможность выздороветь, мог заболеть повторно и неоднократно. В этом случае, заболевший был обречен. Иммунная система была поражена, и восстановиться она уже не могла.

Кого именно поражала потница

Чаще всего вспышки эпидемии приходились на теплые времена года. Болезнь поражала выборочно. В основном, это были англичане. Удивляет тот факт, что это были здоровые, крепкие люди из богатых семей. Редко болезнь передавалась старикам, женщинам и детям, а также слабым и худым мужчинам. Если же они и заболевали, большая часть из них легко переносила потливую лихорадку и быстро поправлялась. Низшие слои населения, а также иностранцев, находившихся в стране во время вспышек болезни, эпидемия обходила стороной. И наоборот, знатные и здоровые жители городов умирали в считанные часы.

Знатные люди, пострадавшие от потницы

Смертельная болезнь не пощадила знатных и известных людей. Эпидемия унесла жизни шестерых олдерменов, трех шерифов и двух лордов. Потница не прошла стороной и мимо королевских семей и их приближенных. Редко больному удавалось выжить. Болезнь забрала на тот свет наследного принца Артура Уэльского. Умирали и представители династии Тюдоров. Высокопоставленной жертвой эпидемии стала будущая супруга Генриха 8 – Анна Болейн, но ей удалось выздороветь. Однако единственного любимого сына короля Генриха 8 болезнь не пощадила. Смерть также настигла сыновей первого герцога Чарльза Брэндона.

Внезапно поражающая болезнь застигала врасплох, оставляя на своем пути многочисленные жертвы. Полные сил и здоровья люди умирали. Неизведанное заболевание несло с собой много вопросов, на которые до сих пор нет ответов. Масштабы эпидемии и бессилие перед ней держали людей в постоянном страхе за свою жизнь.

Об этом очень верно написал французский философ Эмиль Литтре:

«… Внезапно смертельная зараза выходит из неизвестной глубины и своим губительным дуновением срезает человеческие поколения, как жнец срезает колосья. Причины неизвестны, действие ужасно, распространение неизмеримо: ничто не может вызвать более сильной тревоги. Чудится, что смертность будет безгранична, опустошение будет бесконечно, и что вспыхнувший пожар прекратится только за недостатком пищи».

Последняя вспышка потливой лихорадки была замечена в 1551 году. С тех пор в мире больше никто не слышал об этой болезни. Она исчезла без следа так же внезапно, как и появилась. Есть ли уверенность, что мы никогда не столкнемся с этим страшным недугом? Учитывая постоянное появление новых вирусов и эпидемий, нельзя полностью исключить такую возможность.

Источник: http://vpotu.ru/potnica/v-srednevekovoj-anglii

Потница — эпидемия средневековой Англии

Виды гидроза, Потница — Потница — эпидемия средневековой Англии

Потница — эпидемия средневековой Англии — Виды гидроза, Потница

Для современной медицины вылечить потницу трудностей не составит. Спустя несколько дней после лечения, на коже не будет и следа от неприятного заболевания.

В основном потница у детей появляется из-за того, что потовые железы у них функционируют не полностью. Сейчас никто не боится потницы. В отличии от Средневековой Англии, где люди трепетали от страха при одном упоминании о ней.

Когда и почему началась эпидемия

Англичане страдали от этой болезни с 1485 и по 1551 годы. На протяжении 70 лет в XV и XVI веках эпидемия вспыхивала пять раз. В те времена её называли английской потливой горячкой. Это была инфекционная болезнь с непонятным уровнем этиологии. Основной особенностью болезни называется высокая смертность населения.

В основном потница охватывала английскую территорию, останавливаясь на границе с Шотландией и Уэлсом. По информации некоторых источников у этой болезни совсем не английское происхождение, а появилась она в стране с началом власти Тюдоров. Генрих Тюдор в сражении при Босворде 1485 года одержал победу над Ричардом Третьим и вошёл в Англию как правящий король Генрих Седьмой. Войско нового короля состояло из английских солдат и французских легионеров. По их следам пришла эпидемия потницы, одной из самых быстро распространившихся болезней тех веков.

В течение двух недель между появлением Генриха в Лондоне и его победой появились первые признаки болезни, которая прогрессировала с неимоверной скоростью. За месяц она унесла жизни нескольких тысяч человек, после чего утихла.

Население Англии посчитало появление потницы плохим предзнаменованием для нового короля. Люди говорили, что ему «суждено правление в муках, и знамение этому потливая болезнь, возникшая в начале правления Тюдоров» в XV веке. с 1507 по 1517 год очаги эпидемии возникали по всей стране. Университетские города Оксфорд и Кембридж сильно пострадали от потницы. Там скончалась половина жителей. Хотя для средневековья такая смертность в короткое время не была необычной. В XXI веке странно слышать про смерть в муках от потницы.

Спустя одиннадцать лет, весной 1528 года потница настигла страну четвёртый раз. Англию лихорадило так, что король, в связи со свирепствующей эпидемией вынужденно распустил двор и уехал из Лондона, переезжая по разным резиденциям время от времени. Последний раз потница «навестила» страну в XVI веке в 1551 году.

Версии возникновения потницы

Почему возникла и быстро распространилась эта болезнь неизвестно. У людей того времени появилось на этот счёт несколько версий:

  • Некоторые считали, что основной причиной является грязь, а также неизвестные отравляющие вещества, витающие в воздухе.
  • По другой версии учёных мужей средневековья разносчиками болезни были вши и клещи, но в источниках XV—XVI века нет информации о следах укусах этих насекомых и появляющегося от них раздражения.
  • Третья версия предполагает, что эпидемию мог вызвать хантавирус, вызывающий геморрагическую лихорадку и лёгочный синдром. Но так как он практически не передаётся, версия осталась недоказанной.

Многие современные источники предполагают, что потница — всего лишь одна из форм гриппа тех времён. Но учёные относятся к этому предположению крайне критично.

Ещё одна интересная версия рассказывает, что эпидемию «английского пота» создал человек. И её возникновение в XV—XVI вв. — это последствия первых испытаний бактериологического оружия.

Ещё имеются такие версии средневековых учёных о причинах возникновения эпидемии:

  • Привычка англичан пить эль;
  • Манера тепло одеваться в летнее время;
  • Нечистоплотность людей;
  • Сырая погода Англии;
  • Землетрясения;
  • Влияние звёзд;

Характерные симптомы потницы

Болезнь проявлялась в симптоматике, начинающейся с сильнейшей лихорадки, головокружения и головной боли. А также боли в плечах, области шеи, ногах и руках. Через 3 часа появлялись обильный пот, горячка, бред, учащённое сердцебиение, и боль в области сердца, жажда. На этом этапе кожные высыпания отсутствовали.

Сыпь появлялась через два часа, если больной не умирал за это время. Вначале поражались области груди и шеи, а затем все тело.

Сыпь имела несколько видов:

При последней сверху возникали небольшие пузырьки прозрачные и наполненные жидкостью. Затем они подсыхали, оставляя лишь лёгкое шелушение кожи.

Последним и наиболее опасным симптомом потницы была сонливость. Люди считали, что если позволить заболевшему уснуть, он никогда не проснётся. Но когда больному удавалось выжить в течение суток, благоприятный результат был обеспечен.

Тяжесть потницы больше связана с внезапностью её появления, чем с трудностями лечения. Множество людей умерло до того, как появились определённые средства ухода.

Если пациент находился в помещении с постоянной температурой, его одежда, вода были в меру тёплыми, а огонь в очаге умеренным, чтобы ему было ни жарко, ни холодно, больной в большинстве случаев поправлялся.

Ошибочным мнением было, что больной должен пропотеть, как следует, тогда болезнь отступит. При таком лечении человек умирал ещё быстрее.

Иммунитета против потницы не появлялось. Те, кто её перенёс, вполне могли заболеть снова. И если это случалось – человек был обречён. Первый приступ потницы поражал иммунную систему, и она не могла восстановиться. Один человек мог заболеть потницей до 12 раз. Фрэнсис Бэкон в книге «История правления Генриха VII» подробно описал развитие потницы.

Кого именно поражала потница

Эпидемия вспыхивала в весенний или летний период и молниеносно разносилась по все стране. Болезнь в основном поражала англичан – здоровых молодых мужчин из богатых знатных семей. Старики дети и женщины реже подвергались риску заражения. А если они и заболевали, то вскоре выздоравливали. Иностранцы, находившиеся в стране во время эпидемий, также не подвергались заражению. Потница обошла стороной низшие слои общества.

Период инкубации проходил от 24-х и до 28 часов, до начала первых симптомов. Несколько часов, следующие за этим были решающими. Люди либо умирали, либо оставались в живых.

Знатные люди, пострадавшие от потницы

При первой вспышке умерли шестеро олдерменов, два лорд-мэра и три шерифа. Много раз потница забирала и членов королевской династии. Возможно, в 1502 году она унесла жизнь старшего наследника Генриха Седьмого, принца Уэльского Артура. В 1528-м потница настигла Анну Болейн, тогда ещё будущую супругу Генриха Восьмого.

В последний очаг эпидемии в 1551 году XVI века погибли сыновья Чарльза Брэндона, который был первым герцогом Саффолка. Он имел второй брак с дочерью короля Генриха Седьмого Марией Тюдор, также умерли Чарльз и Генри Брэндоны, на которых государство возлагало большие надежды.

В средние века медицина была неразвита и не могла найти средство от потницы, которая унесла бесчисленное число жизней.

Источник: http://hyperhidros.propto.ru/article/potnica-epidemiya-srednevekovoy-anglii

Популярная история медицины

В эпоху Средневековья самые ужасающие бедствия казались ничтожными по сравнению с массовыми инфекционными заболеваниями, уносившими больше жизней, чем война или голод. Только в XIV веке от колоссальной эпидемии чумы скончалось около трети жителей Европы. История человечества насчитывает три пандемии бубонной чумы (от греч. bubon — «опухоль в паху»), одной из которых была «чума Юстиниана». В 542 году болезнь появилась в Египте, откуда распространилась вдоль северного берега Африки и в Западной Азии. Из Сирии, Аравии, Персии и Малой Азии эпидемия перекинулась на Константинополь, быстро приняла опустошительный характер и не оставляла город в течение нескольких лет. От болезни ежедневно умирало 5 — 10 тысяч человек; бегство только способствовало распространению инфекции. В 543 году вспышки чумы отмечены в Италии, Галии, в селениях левого берега Рейна, а в 558 году «черная смерть» вернулась в Константинополь. Впоследствии чума появлялась регулярно, почти каждое десятилетие, нанося огромный ущерб европейским государствам. Помимо бубонной формы, характеризовавшейся появлением на теле темных опухолей, наблюдались другие формы этой болезни, например легочная или молниеносная, при которой отсутствовала симптоматика и смерть настигала, казалось, здорового человека. По старинным гравюрам можно составить мнение о масштабах трагедии, вызванной полным бессилием медиков перед смертельной инфекцией. Опустошительное действие чумы ярко выражено в строках поэмы А. Пушкина «Пир во время чумы»:

Ныне церковь опустела;

Школа глухо заперта;

Нива праздно перезрела;

Роща темная пуста;

И селенье, как жилище

Тихо все, одно кладбище

Не пустеет, не молчит.

Поминутно мертвых носят,

И стенания живых

Боязливо бога просят

Успокоить души их!

Поминутно места надо

И могилы меж собой,

Как испуганное стадо,

Жмутся тесной чередой!

Люди погибали через несколько часов после заражения, едва успев осознать свое состояние. Живые не успевали хоронить мертвых, и трупы лежали на улицах, наполняя город ядовитым зловонием. В отсутствие эффективных лекарств врачам оставалось уповать на Бога и уступать место человеку с «черной повозкой». Так называли могильщика, чьи услуги были действительно необходимы: своевременное сжигание трупов отчасти способствовало снижению заболеваемости. Замечено, что люди, обслуживающие город во время эпидемии, заражались гораздо реже своих сограждан. В исторических хрониках зафиксированы удивительные факты выборочности, когда болезнь обходила стороной целые кварталы или отдельные дома.

Ужасный демон приснился мне: весь черный, белоглазый…

Он звал меня в свою тележку, в ней лежали мертвые и лепетали

Ужасную неведомую речь… Скажите мне, во сне ли это было?

Хоть улица вся наша безмолвное убежище от смерти,

Приют пиров, ничем невозмутимых,

Эта черная телега имеет право всюду разъезжать.

Самые печальные страницы истории связаны со второй пандемией чумы, начавшейся в 1347 году. За 60 лет господства «черной смерти» в Европе погибло 25 миллионов человек, то есть приблизительно четверть населения континента, включая жителей Англии и Гренландии. Согласно средневековым хроникам, «из-за чумы обезлюдели целые деревни и города, замки и рынки настолько, что на улице трудно было найти живого человека. Зараза была такой сильной, что тот, кто коснулся больного или мертвого, скоро сам захватывался болезнью и умирал. Одновременно хоронили исповедавшихся и исповедников. Страх смерти удерживал людей от любви к ближнему и священника от исполнения последнего долга перед усопшими». Во Франции жертвами второй пандемии чумы стали Жанна Бурбонская, супруга французского короля Филиппа Валуа; Жанна Наваррская, дочь Людовика X. Испания и Германия похоронили своих правителей Альфонса Испанского и Гюнтера; погибли все братья шведского короля. После того как болезнь отступила, жители многих городов Европы возвели памятники жертвам чумы. Достоверные события, связанные с эпидемией, отражались в литературе и живописи. Итальянский писатель Джованни Боккаччо (1313–1375 годы) находился во Флоренции в 1348 году. Потрясенный смертью отца и всеми ужасами, пережитыми за несколько лет обитания в зараженном городе, он описал эпидемию чумы в знаменитом романе «Декамерон». Боккаччо стал единственным литератором, представившим «черную смерть» не только в качестве исторического факта или аллегории. Сочинение представляло собой 100 историй, рассказанных от имени благородных флорентийских дам и молодых людей. Повествование проходило на фоне эпидемии чумы, от которой благородное общество пряталось в загородном поместье. Автор рассматривал чуму как социальную трагедию или кризис состояния общества в период перехода от Средневековья к Новому времени. В разгар эпидемии в больших городах ежедневно умирало 500 — 1200 человек, и погребать в земле столь огромное количество умерших оказалось невозможным. Папа Римский Климентий VI, находившийся тогда в Авиньоне (Южная Франция), освятил воды реки Роны, разрешив бросать в нее трупы. «Счастливые потомки, вы не будете знать таких адских несчастий и сочтете наше свидетельство о них за страшную сказку», — восклицал итальянский поэт Франческо Петрарка, сообщая в письме о трагедии прекрасного итальянского города Флоренции. В Италии от чумы скончалось около половины населения: в Генуе — 40 тысяч, в Неаполе — 60 тысяч, во Флоренции и Венеции умерло 100 тысяч, человек, что составляло две трети населения. Предположительно чума была завезена в Западную Европу из Восточной Азии, через порты Северной Африки попала в Геную, Венецию и Неаполь. По одной из версий, к берегам Италии прибивались корабли с вымершими от чумы экипажами. Корабельные крысы, вовремя не покинувшие судна, обосновались в портовых городах и передавали смертельную заразу через блох, которые являлись носителями, так называемых чумных палочках. На замусоренных улицах крысы нашли идеальные условия для обитания. Через крысиных блох заражались почва, зерно, домашние животные, люди.

Современные медики связывают эпидемический характер чумы с ужасающей антисанитарией средневековых городов, с точки зрения гигиены невыгодно отличавшихся от античных полисов. С падением Римской империи ушли в прошлое полезные санитарно-гигиенические достижения древности, перестали исполняться и постепенно забылись строгие предписания, касающиеся ликвидации отбросов. Бурный рост европейских городов, лишенных элементарных гигиенических условий, сопровождался накоплением бытовых отходов, грязи и нечистот, увеличением численности мух и крыс, ставших переносчиками различных инфекций. Английские крестьяне переселялись на новое место жительства в города, захватив вместе со скарбом домашний скот и птицу. По узким кривым улочкам Лондона бродили гуси, утки, свиньи, смешивая экскременты с грязью и отбросами. Немощеные, изрытые колеями улицы походили на клоаки. Груды отходов вырастали до немыслимых пределов; только после того, как зловоние становилось невыносимым, кучи сгребали в конец улицы и временами сваливали в Темзу. Летом солнечные лучи не проникали сквозь едкую толщу пыли, а после дождя улицы превращались в непроходимые болота. Не желая утопать в грязи, практичные германцы изобрели специальную «весеннюю обувь горожанина», представлявшую собой обычные деревянные ходули. Торжественный въезд германского императора Фридриха III в Ресттлинген едва не закончился драмой, когда лошадь монарха по круп увязла в нечистотах. Самым благоустроенным городом Германии считался Нюрнберг, по улицам которого запрещалось бродить свиньям, дабы они «не гадили и не портили воздух».

Каждое утро горожане опорожняли ночные горшки прямо из дверей или окон, порой выливая пахучую жидкость на голову прохожему. Однажды такая неприятность случилась с французским королем Людовиком IX. После этого монарх издал указ, разрешавший жителям Парижа выливать нечистоты в окно только после троекратного окрика «Берегись!». Вероятно, парфюмерию изобрели для того, чтобы легче переносить зловоние: первые духи выпускались в виде ароматических шариков, которые средневековые аристократы прикладывали к носу, проезжая по городским улицам.

Голландский теолог Эразм Роттердамский (1467–1536 годы), посетивший Англию в начале ХVI века, навсегда остался ярым противником британского образа жизни. «Все полы здесь из глины и покрыты болотным камышом, — рассказывал он друзьям, — причем подстилку так редко обновляют, что нижний слой нередко лежит десятилетия. Он пропитан слюной, рвотой, мочой людей и собак, пролитым элем, смешан с объедками рыбы и другой дрянью. Когда меняется погода, от полов поднимается смрад, по моему мнению, весьма неполезный для здоровья». В одном из описаний Эразма Роттердамского говорилось об узких, напоминающих извилистые лесные тропинки улочках Лондона, едва разделявших высокие дома, нависшие по обеим сторонам. Непременным атрибутом «тропинок» был мутный поток, в который мясники бросали требуху, мыловары и красильщики сливали ядовитые остатки из чанов. Грязный ручей вливался в Темзу, в отсутствие канализации служившую сточной канавой. Ядовитая жидкость просачивалась в землю, отравляя колодцы, поэтому лондонцы покупали воду у разносчиков. Если традиционных 3 галлонов (13,5 литров) хватало на питье, приготовление пищи и ополаскивание ночных горшков, то о купании, стирке и мытье полов приходилось только мечтать. Малочисленные бани того времени одновременно являлись борделями, поэтому благочестивые горожане предпочитали мыться дома, устраивая купальню перед камином один раз в несколько лет. Весной города населяли пауки, а летом одолевали мухи. Деревянные части зданий, полы, постели, платяные шкафы кишели блохами и вшами. Одежда «цивилизованного» европейца была чистой только после покупки. Бывшие крестьяне стирали согласно деревенскому обычаю, используя смесь навоза, крапивы, цикуты и мыльной крошки. Обработанная подобной субстанцией одежда смердела хуже, чем грязная, оттого ее стирали в случае крайней необходимости, например после падения в лужу.

Пандемия чумы предоставила медикам XIV столетия огромный материал для изучения чумы, ее признаков и способов распространения. В течение долгих веков люди не связывали повальные болезни с антисанитарными условиями существования, приписывая недуги божественному гневу. Только самые отважные лекари пытались применить хоть и примитивную, но реальную терапию. Пользуясь отчаянием родственников зараженного, многочисленные самозванцы «из числа кузнецов, ткачей и женщин» «лечили» посредством магических ритуалов. Невнятно бормоча молитвы, часто применяя сакральные знаки, знахари давали больным снадобья сомнительного свойства, одновременно взывая к Богу.

В одной из английских хроник описана процедура излечения, во время которой уже лекарь читал заклинания сначала в правое ухо, затем в левое, следом в подмышечные впадины, не забывал пошептать в заднюю часть бедер, и заканчивал врачевание произнесением «Отче наш» рядом с сердцем. После этого пациент, по возможности собственной рукой, писал на листе лавра сакральные слова, подписывал свое имя и клал лист под голову. Подобная процедура обычно завершалась обещанием быстрого выздоровления, но больные умирали вскоре после ухода лекаря.

Эразм Роттердамский одним из первых отметил взаимосвязь гигиены и распространения повальных болезней. На примере англичан богослов осуждал дурные обычаи, способствовавшие переходу отдельных недугов в эпидемии. В частности, критиковались переполненные, плохо проветриваемые гостиницы, где даже днем стоял полумрак. В лондонских домах редко менялось постельное белье, домашние пили из общей чашки и целовались со всеми знакомыми при встрече на улице. Общество принимало воззрения голландского теолога с сомнением, подозревая в его словах отсутствие веры: «Он слишком далеко зашел, подумать только, он говорит, что распространению заразы содействуют даже такие священные традиции, как исповедь, омовение детей в общей купели, паломничество к дальним гробницам! Его ипохондрия известна; на предмет собственного здоровья он переписывается с большим количеством докторов, посылая ежедневные отчеты о состоянии мочи».

После опустошительной эпидемии XIV века ученым пришлось признать инфекционный характер чумы и начать разработку мер по предотвращению ее распространения. Первые карантины (от итал. quaranta gironi — «сорок дней») появились в портовых городах Италии в 1348 году. По распоряжению магистратов приезжих вместе с товаром задерживали на 40 дней. В 1403 году итальянцы организовали на острове Лазаря стационар, где монахи ухаживали за пациентами, заболевшими на морских судах во время вынужденного задержания. Позже подобные больницы стали называться лазаретами. К концу XV столетия в королевствах Италии действовала разумная карантинная система, позволявшая без затруднений изолировать и лечить людей, приезжавших из зараженных стран.

Идея изоляции инфекционных больных, вначале касавшаяся чумы, постепенно распространилась на другие заболевания. Начиная с XVI века монахи ордена Святого Лазаря принимали в свои больницы прокаженных. После бесславного завершения Крестовых походов в Европе появилась проказа (лепра). Страх перед неизвестным заболеванием, уродовавшим не только облик, но и психику человека, определил нетерпимое отношение к несчастным со стороны общества, светских и церковных властей. В настоящее время выяснено, что лепра не столь заразна, как ее представляли средневековые обыватели. Еще не зарегистрировано ни одного случая заражения врачей или санитарок в современных лепрозориях, хотя персонал находится в непосредственном контакте с инфицированными.

Период от заражения до смерти часто длился несколько десятков лет, но все томительные годы больной человек официально считался умершим. Прокаженных публично отпевали в храме и объявляли мертвыми. До появления приютов эти люди собирались в колониях, устроенных вдали от любых поселений на специально отведенных участках. «Мертвым» запрещали работать, однако позволяли просить подаяние, пропуская за городские стены только в назначенные дни. Одетые в черные хламиды и шляпы с белой лентой, прокаженные скорбной процессией ходили по улицам, отпугивая встречных звоном колокольчика. Делая покупки, они молча указывали на товар длинной тростью, а на узких улочках прижимались к стенам, сохраняя предписанное расстояние между собой и прохожим.

По окончании Крестовых походов проказа распространилась по Европе в невиданных масштабах. Такого количества больных не было в древности и не будет в будущем. Во времена правления Людовика VIII (1187–1226 годы) на территории Франции работало 2 тысячи приютов для прокаженных, а на континенте их было около 19 тысяч. С началом Ренессанса заболеваемость лепрой стала ослабевать и почти исчезла в Новое время. В 1892 году мир потрясла новая пандемия чумы, но болезнь возникла и осталась в Азии. Индия потеряла 6 млн. своих граждан, через несколько лет чума появилась на Азорских островах и дошла до Южной Америки.

Помимо «черной смерти», жители средневековой Европы страдали от «красной смерти», называя так моровую язву. Согласно греческой мифологии, царь острова Крит, внук легендарного Миноса, однажды во время бури обещал Посейдону за возвращение домой принести в жертву первого встречного. Им оказался сын правителя, но жертва посчиталась неугодной, и боги покарали Крит моровой язвой. Упоминание об этой болезни, которую часто считали одной из форм чумы, встречалось в древнеримских хрониках. Эпидемия моровой язвы началась в осажденном Риме 87 года до н. э., став следствием голода и отсутствия воды. Симптоматика «красной смерти» описана в рассказе американского писателя Эдгара По, представившего болезнь в образе фантастического существа: «Уже давно опустошала Англию Красная смерть. Ни одна эпидемия еще не была столь ужасной и губительной. Кровь была ее гербом и печатью — жуткий багрянец крови!

Неожиданное головокружение, мучительная судорога, потом изо всех пор начинала сочиться кровь и приходила смерть. Едва на теле жертвы, и особенно на лице, выступали багровые пятна, никто из ближних уже не решался оказать поддержку или помощь зачумленному. Болезнь, от первых ее симптомов до последних, протекала меньше получаса».

Первые санитарно-технические системы в европейских городах начали строиться только в XV столетии. Инициатором и главой сооружения гидротехнических комплексов в польских городах Торуни, Ольштыне, Вармии и Фромброке был великий астроном и врач Н. Коперник. На водонапорной башне во Фромброке до настоящего времени сохранилась надпись:

Здесь покоренные воды течь принуждены на гору,

Чтоб обильным ключом утолить жителей жажду.

В чем отказала людям природа —

Искусством преодолел Коперник.

Это творенье, в ряду других —свидетель его славной жизни. Благотворное действие чистоты отразилось на характере и частоте эпидемий. Устройство водопроводов, канализации, регулярный вывоз мусора в европейских городах помогли избавиться от самых страшных болезней Средневековья — таких, как чума, холера, черная оспа, проказа. Однако продолжали свирепствовать инфекции респираторного (дыхательного) характера, печально известные жителям холодного Европейского континента также с незапамятных времен.

В XIV веке европейцы узнали загадочный недуг, выражавшийся в обильной потливости, сильной жажде и головной боли. По основному симптому болезнь назвали потницей, хотя с точки зрения современной медицины это была одна из форм гриппа с осложнением на легкие. Время от времени болезнь возникала в разных странах Европы, но чаще всего тревожила жителей туманного Альбиона, вероятно, поэтому она получила второе название — «английский пот». Внезапно заболев, человек обильно потел, его тело становилось красными и нестерпимо смердело, затем появлялась сыпь, переходящая в струпья. Больной умирал в течение нескольких часов, даже не успевая обратиться к врачу.

По сохранившимся записям английских лекарей можно восстановить ход очередной эпидемии в Лондоне: «Люди замертво падали во время работы, в церкви, на улице, часто не успевая добрести до дома. Некоторые умирали, открывая окно, другие переставали дышать, играя с детьми. Более крепких потница убивала за два часа, другим хватало и одного. Иные гибли во сне, иные агонизировали в момент пробуждения; население умирало в веселье и печали, отдыхе и трудах. Погибали голодные и сытые, бедные и богатые; в иных семья поочередно умирали все домочадцы». В народе ходил черный юмор о тех, кто «веселился за обедом и преставился за ужином». Внезапность заражения и столь же быстрая смерть вызывали немалые трудности религиозного характера. Родственникам обычно не хватало времени, чтобы послать за духовником, человек умирал без соборования, забирая на тот свет все свои грехи. В этом случае церковь запрещала предавать тело земле, и трупы складывали кучей за кладбищенской оградой.

Господь, людское горе утоли,

В счастливый край детей своих пошли,

Час смерти и несчастья отдали…

Человеческие потери от потницы были сравнимы только со смертностью во время чумы. В 1517 году погибло 10 тысяч англичан. Люди в панике покидали Лондон, но эпидемия захватила всю страну. Города и деревни пугали опустевшими домами с заколоченными окнами, пустыми улицами с редкими прохожими, которые «на заплетающихся ногах тащились домой умирать». По аналогии с чумой потница поражала население выборочно. Как ни странно, первыми заражались «юные и красивые», «полные жизни мужчины среднего возраста». Бедные, худые, слабые здоровьем мужи, а также женщины и дети имели большой шанс выжить. Если такие лица заболевали, то довольно легко переносили кризис, в итоге быстро выздоравливая. Состоятельные граждане крепкого телосложения, напротив, умирали в первые часы болезни. В хрониках сохранились рецепты профилактических снадобий, составленных знахарями с учетом суеверий. Согласно одному из описаний, требовалось «измельчить и смешать паслен, цикорий, осот, календулу и листья пролески». В тяжелых ситуациях предлагался более сложный метод: «Смешать 3 большие ложки слюны дракона с 1/2 ложки измельченного рога единорога». Порошок из рога единорога стал непременным компонентом всех лекарств; считалось, что он мог сохранять свежесть в течение 20–30 лет, причем только увеличивая свою действенность. Вследствие фантастичности этого животного препарат существовал только в воображении знахарей, поэтому люди умирали, не находя реальной врачебной помощи. Самая опустошительная эпидемия потницы в Англии совпала с правлением короля Генриха VIII, как известно, прославившегося своей жестокостью. В народе ходили слухи о том, что в распространении заразы повинны Тюдоры и «пот» не прекратится до тех пор, пока они занимают трон. Тогда медицина показала свое бессилие, укрепив веру в сверхъестественную природу болезни. Врачи и сами больные не считали потницу недугом, называя ее «Христовым наказаньем» или «карой Господа», прогневанного на людей за непослушание. Однако летом 1517 года монарх поддержал своих подданных, неожиданно оказавшись лучшим лекарем в государстве. Похоронив большую часть свиты, королевское семейство пережидало эпидемию в «удаленном и тихом жилище». Будучи «красивым, полным мужчиной среднего возраста», Генрих опасался за свою жизнь, решив бороться с потницей посредством микстур собственного приготовления. Фармацевтический опыт короля успешно завершился приготовлением снадобья, названного «корнем силы». В состав лекарства входили корни имбиря и руты, смешанные с ягодами бузины и листьями шиповника. Профилактическое действие наступало после 9 дней приема смеси, предварительно настоянной на белом вине. Автор метода рекомендовал держать микстуру «Божьей милостью готовой круглый год». В том случае, если болезнь наступала до окончания курса профилактики, то потница изгонялась из тела с помощью другого снадобья — экстракта скабиозы, буковицы и кварты (1,14 л) сладкой патоки. В критической стадии, то есть с появлением сыпи, Генрих советовал нанести «корень силы» на кожу и заклеить пластырем. Несмотря на убежденность короля в несокрушимой силе своей методы, «вылеченные» им придворные осмеливались умирать. В 1518 году смертность от потницы усилилась, но к известному заболеванию добавились корь и оспа. В качестве предупредительной меры вышел запрет появляться на улице людям, похоронившим родственника. Над дверями домов, где находился больной человек, развешивались пучки соломы, напоминавшие прохожим об опасности заражения. Французский философ Эмиль Литтре сравнивал эпидемии с природными катаклизмами: «Порой приходится видеть, как почва внезапно колеблется под мирными городами и здания рушатся на головы жителей. Так же внезапно смертельная зараза выходит из неизвестной глубины и своим губительным дуновением срезает человеческие поколения, как жнец срезает колосья. Причины неизвестны, действие ужасно, распространение неизмеримо: ничто не может вызвать более сильной тревоги. Чудится, что смертность будет безгранична, опустошение будет бесконечно и что вспыхнувший пожар прекратится только за недостатком пищи».

Колоссальные масштабы заболеваемости внушали людям ужас, вызывая смятение и панику. Одно время медики представляли публике результаты географических наблюдений, пытаясь связать повальные болезни с землетрясениями, якобы всегда совпадавшими с эпидемиями. Многие ученые приводили теорию миазмов, или «заразных испарений, порождающихся подземным гниением» и выходящих на поверхность земли во время извержения вулканов. Астрологи предлагали собственную версию природы эпидемий. По их мнению, болезни возникают вследствие неблагоприятного расположения звезд над определенным местом. Рекомендуя согражданам покинуть «нехорошие» места, звездочеты были во многом правы: уходя из пораженных городов, люди уменьшали скученность, невольно способствуя снижению заболеваемости.

Одна из первых научно обоснованных концепций была выдвинута итальянским врачом Джироламо Фракасторо (1478–1553 годы). В своей главной работе, трехтомнике «О контагии, контагиозных болезнях и лечении» (1546), ученый изложил систематическое учение об инфекции и путях ее передачи. Фракасторо учился в «Патавинской академии» в Падуе, где получил степень профессора и остался преподавать. Падуанский университет в свое время окончили Г. Галилей, С. Санторио, А. Везалий, Г. Фаллопий, Н. Коперник и У. Гарвей. Первый раздел книги посвящен общим теоретическим положениям, полученным из анализа трудов великих предшественников — Гиппократа, Аристотеля, Лукреция, Рази и Авиценны. Описание повальных болезней размещено во втором томе; Фракасторо рассматривал все известные формы кори, оспы, малярии, потницы, не упустив деталей в рассуждениях о бешенстве, малярии и проказе. В последней части представлены старинные и современные автору методики лечения.

Фундаментальный труд итальянского медика положил начало научной терминологии, касающейся заразных болезней, их природы, распространения и способов борьбы с эпидемиями. Отрицая популярную теорию миазмов, Фракасторо предложил коллегам свое учение о «контагии». С точки зрения профессора из Падуи, имели место три способа передачи заразного начала: телесный контакт, через предметы и воздушным путем. Словом «контагия» называлась живая размножающаяся сущность, выделяемая пораженным организмом. Будучи уверен в специфичности возбудителя заразы, Фракасторо ввел понятие «инфекция» (от лат. inficere — «внедряться, отравлять»), под которым понимал незаметное внедрение «контагии» в тело здорового человека и его «порчу». Тогда же в медицине прижилось слово «дезинфекция», а в XIX веке последователь итальянского медика, врач из Германии К. Гуфеланд впервые применил обозначение «инфекционные болезни».

С ослаблением чумы и проказы в Европу пришла новая напасть: в конце XV века континент охватила эпидемия сифилиса. Самой достоверной причиной появления этой болезни представляется версия о зараженных моряках с кораблей Колумба. Американское происхождение люэса, как иначе называли сифилис, в 1537 году подтвердил испанский врач Диас де Исла, которому пришлось лечить экипаж судна, прибывшего с острова Гаити. Венерические заболевания существовали еще в каменном веке. Болезни, передающиеся половым путем, упоминались в античных рукописях и всегда связывались с любовным излишеством. Однако в отсутствие знаний о природе отрицалось их инфекционное начало, способность передаваться через общую посуду или внутриутробно, то есть от матери к ребенку. Современным медикам известен возбудитель сифилиса, коим является бледная трепонема, как и то, что своевременное лечение обеспечивает полное выздоровление. Внезапное стремительное распространение люэса привело средневековых врачей в недоумение, хотя прослеживалась явная взаимосвязь с длительными войнами и массовыми передвижениями богомольцев. Едва начавшееся стремление к гигиене вновь пошло на спад: стали закрываться публичные бани, ранее настоятельно рекомендовавшиеся населению с целью профилактики привычной заразы. Помимо сифилиса, несчастные жители Европы страдали от эпидемий оспы. Смертность от болезни, отличавшейся сильной лихорадкой и сыпью, оставляющей рубцы на лице и теле, была чрезвычайно высока. Вследствие быстрой передачи через воздух от оспы ежегодно умирало до 10 миллионов человек, причем болезнь сводила в могилу людей любого возраста, звания и материального положения.

Источник: http://lib.komarovskiy.net/smertelnaya-zaraza.html

×